Тетраморф. История происхождения человека, льва, орла и вола

Друзья, думаю, большинство здесь присутвующих достаточно эрудированы и имеют некоторое представления о четырёх животных: лев, орёл, бык и человек. С порой свойственной мне въедливостью я решил копнуть немного поглубже этот вопрос и прояснил для себя много новых и интересных фактов, ибо история этих символов очень древняя. О чём с удовольствием поведаю вам.

Это символы четырёх евангелистов, скажете вы и будете правы. Однако, вы должны понимать, что такого жуткого бояна редакция допустить не могла, поэтому начнём с ещё более жуткого бояна, но более близкого нам на шкале времени. Три из этих четырёх животных упоминаются в песне Бориса Гребенщикова Город золотой:

Одно как жёлтый огнегривый лев,
Жругое вол, исполненный очей.
С ними золотой орёл небесный,
Чей так светел взор незабываемый.

“Евангелисты!” — радосно скажете вы, “Пока нет.” — отвечу вам я. Следующей по временной шкале от сейчас к прошлому является упоминание этого сивола на гербе великой масонской ложи Англии.

А вот теперь евангелисты. Общепринятое отождествление каждого из четырёх животных одному из евангелистов принадлежит Иерониму. Согласно его предисловию к комментарию на Евангелие от св. Матфея последовательность евангелистов такова: первый — св. Матфей, за ним следует св. Марк, заетм св. Лука и, наконец, св. Иоанн. Затем Иероним сопоставляет этот порядок, порядку появления “лиц” четырёх зверей в видении пророка Иезекииля (см. ниже).

Таким образом получается: св. Матфея симвлизирует человек (ангел), св. Марка — лев, св. Луку — телец, св. Иоанна — орёл. Первое время евангелистов разрешалось изображать в символическом виде, то есть в виде животных, в последствии появился запрет и животные изображались рядом человеческими образами.

Покровитель Венеции св. Марк. Колонна на площади св. Марка, собственно в Венеции.

Символы четырёх евангелистов в рукописной "Book of Armagh" (IX в. Ирландия)

Евангелисты с животными.

В Новом завете четыре животных упоминаются в Апокалипсисе:

1 После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.
2 И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий;
3 и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.
4 И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.
5 И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих;
6 и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.
7 И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.
8 И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.
9 И когда животные воздают славу и честь и благодарение Сидящему на престоле, Живущему во веки веков,
10 тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои перед престолом, говоря:
11 достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и [все] по Твоей воле существует и сотворено.

(Откр. 4)

Вообще Откровение Иоанна характерно тем, что широко использует ветхозеветную символику для изложения событий, которым должно произойти до и после второго пришествия Христа. Существуют различные трактовки этого видения. Например 24 старца могут символизировать время. В Вавилонской традиции использовалась двеннадцатиричная система счисления и поэтому по настоящее время сутки делятся на две половины по 12 часов каждая.

На этой миниатюре Господа обрамляют Херувимы.

А это гравюра XVII века.

Образы четырёх животных в Откровении восходят к видению пророка Иезекииля, описанному в Ветхом завете:

4 И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него,
5 а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных, — и таков был вид их: облик их был, как у человека;
6 и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла;
7 а ноги их — ноги прямые, и ступни ног их — как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь.
8 И руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах их;
9 и лица у них и крылья у них — у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего.
10 Подобие лиц их — лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех.
11 И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их.
12 И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались.
13 И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; [огонь] ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня.
14 И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния.
15 И смотрел я на животных, и вот, на земле подле этих животных по одному колесу перед четырьмя лицами их.
16 Вид колес и устроение их — как вид топаза, и подобие у всех четырех одно; и по виду их и по устроению их казалось, будто колесо находилось в колесе.
17 Когда они шли, шли на четыре свои стороны; во время шествия не оборачивались.
18 А ободья их — высоки и страшны были они; ободья их у всех четырех вокруг полны были глаз.
19 И когда шли животные, шли и колеса подле [них]; а когда животные поднимались от земли, тогда поднимались и колеса.

26 А над сводом, который над головами их, [было] подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем.

(Иез.1:4-26)

Читайте также:  Главные ошибки астрологии: новая карта совместимости знаков зодиака

Видение Иезекииля Маттеус Мериан (1593—1650)

Видение пророка Иезекииля (Рафаэль, 1518 год)

Из данного описания четыре животных воспринимаются как средство передвижения Бога, однако именно средствами передвижения считаются Херувимы.

Херувим и Макарий Великий

И согласно Талмуду Иезикииль упросил Бога взять вместо быка Херувима, чтобы Бог не имел постоянно перед глазами быка, который бы напоминал ему, что евреи когда поклонялись Золотому тельцу.

Важным отличием между видением Иезекииля и Иоанна богослова является то, что Иезекииль видел как бы одно существо, соединяющее в себе образы четырёх животных, тогда как у Иоанна четыре животных видятся ему раздельно.

Вообще возникает некоторая путаница. Две иллюстрации видений Иоанна Богослова различаются тем, что на одном господа окружают именно четыре животных, как они и описываются в тексте откровения, а на другом — четыре херувима.

Христа возносят ангелы.

Христа возносит исполненный очей четырехкрылый тетраморф с колёсами "по виду их и по устроению их казалось, будто колесо находилось в колесе."

Что ж, на эту загадку я ответа пока не нашёл. Вообще всё указывает на то, что херувим и тетраморф — одно и то же, например, в святая святых Храма Соломона Ковчег Завета охраняли два пятиметровых херувима, которые по виду практически не отличаются от ассирийских быков и египетских сфинксов (см. ниже).

В действительности, образ четырёх животных восходит к шумеро-аккадской мифологии (вавилон, ассирия и др.), образы которой проникли также в Египет и другие цивилизации региона.

Прежде всего бросаются в глаза именно тетраморфы, то есть существа, объединяющие признаки четырёх животных. Самым известным, пожалуй, является сфинкс.

Всё боится времени, а время боится сфинкса.

Египеский сфинкс имеет голову женщины, тело льва, крылья орла и хвост быка. Его греческий собрат отличается змеинным хвостом. Здесь и далее в различных культурах мы будем замечать вариации тех или иных животных.

Греческая версия сфинкса

Другим известным тетраморфом является небесный бык (бычий колосс), оберегавший ворота в города и дворцы в Ассирии.

На воротах во внутреннюю часть Вавилона (ворота Иштар) священные животные, в частности бык и лев, изображены как отдельные животные.

Ворота Иштар

Также любопытно следующее изображение.

Здесь один из стражей имеет тело (как минимум лапы)льва, другой — быка.

Божества шумерско-аккадской мифологии в основном содержат черты священных животных.

Шумерские божества

Богиня ночи (Иштар)

В древности эти четыре животных имели глубокий символический смысл: это и четыре стороны света, и четыре времени (прошлое, настоящее, будущее, вечность), и времена года и различные космогонические смыслы.

А восходят они (кто бы мог подумать), к зодиаку:

Обратите внимание, точно вверху Водолей (человек), внизу Лев, слева Скорпион (орёл), справа Телец (бык, вол).

Это египетская версия зодиакального круга (Дендерский зодиак).

Если кто не знает, то зодиакальные созвездия — это пояс небесной сферы, по которому солнце и другие небесные тела проходят в течение года. Вполне себе мирное астрономическое явления, впервые отмеченное как раз в Вавилоне и оказавшее большое влияние, как мы видим, в том числе и на христианство.

Источник:

vedaveta.livejournal.com

Тетраморф. Келлская Книга ( Book of Kells ) . Ирландия. VI–XI вв.

Иллюстрация с сайта:

Е вангельский тетраморф – иконописная версия видения пророка Иезекииля, узревшего четырех крылатых существ, окруженных огнем, «великим облаком» и четырьмя колесами: «Облик их был, как у человека; и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца» (1.4–7). У них были человеческие руки, а лица у каждого с правой стороны человеческие, а с левой, как у тельца. И при этом «подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех» (1:10).

Эту сюрреалистическую данность можно написать словом, а не кистью и красками. В Откровении Иоанна Богослова находим рационализированный вариант той же картины: евангелист увидел водруженный на небе престол Христа «и перед престолом море стеклянное, подобно кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему» (4:6-7).

Видение Иоанна Богослова, конечно, восходит к видению пророка Иезекииля, но именно оно стало основой для евангельского тетраморфа.

Во II в. Ириней Лионский, чьим духовным наставником был ученик Иоанна Богослова святитель Поликарп Смирнский, предложил свое понимание описанных в Апокалипсисе существ: лев у Иринея символизирует Иоанна Богослова, телец – Луку, человек – Матфея, орел – Марка. Того же мнения придерживались Анастасий Синаит, Арефа и некоторые другие богословы. Эта традиция и была сохранена на христианском Востоке в малоазийских церквях [1] .

Но, к сожалению, в книге А. В. Подосинова нет указания на то, что именно такая система тетраморфа была принята и в Древней Руси. Потому предпримем собственное исследование.

Вот точка зрения Иринея:

«Невозможно, чтобы Евангелий было числом больше или меньше, чем их есть. Ибо, так как четыре страны света, в котором мы живем, и четыре главных ветра, и так как Церковь рассеяна по всей земле <…> Первое животное – говорится – подобно льву (Апок. 4:7) и характеризует Его действенность, господство и царскую власть; второе же подобно волу, и означает Его священнодейственное и священническое достоинство; третье имело лице человека, и ясно изображает Его явление, как человека; четвертое же подобно летящему орлу; и указывает на дар Духа, носящегося над Церковью. Посему, Евангелия согласны с тем, на чем восседает Христос Иисус. Ибо одно из них излагает Его первоначальное, действенное и славное рождение от Отца, говоря так: в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Бог было Слово. И все произошло чрез Него и без Него ничто не произошло (Ин. 1:1). Поэтому, Евангелие cиe полно всякой достоверности, ибо таков его характер. Евангелие Луки, нося на себе священнический характер, начинается с священника Захарии, приносящего жертву Богу. Ибо уже готов был телец упитанный, которому предстояло быть закланным ради обретения младшего сына. Матфей же возвещает Его человеческое рождение, говоря: Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, сына Авраамова. И еще: Рождество Иисуса Христа было так (Мф. 1:1,18). Это Евангелие изображает Его человечество; поэтому, по всему Евангелию Он представляется смиренно чувствующим и кротким человеком. А Марк начинает с пророческого Духа, свыше приходящего к людям, говоря: Начало Евангелия, как написано у пророка Исаии (Мк. 1:1), и указывает на крылатый образ Евангелия; поэтому, он сделал сжатый и беглый рассказ, ибо таков пророческий Дух» [2] .

Читайте также:  Куспид в Тельце

Иоанн Богослов не мог присвоить себе образ, крепко связанный с именем последнего библейского пророка и ангела пустыни. (Тем более что согласно его Апокалипсису, лев – это пришедший на смену Предтече и крестившийся от него Христос.) Но, видимо, не случайно именно ученик ученика Иоанна Богослова, пользуясь совпадением имен, передал автору Апокалипсиса символ Иоанна Крестителя (формально за последним не закрепленный).

Однако в конце II в. появляется новое распределение тетраморфа: лев – Марк, телец – Лука, человек – Матфей, орел – Иоанн. (Эту версию поддержали Викторин из Петтау, Епифаний Кипрский, Иероним, Григорий I и др.).

Вот как аргументирует это православный священник отец Александр Мень:

«Традиционные толкования сводятся к тому, что символом евангелиста Матфея является человек, потому что он начинает Евангелие с человеческой родословной Христа. Евангелиста Марка изображают со львом, так как он описывает в начале Евангелия пустыню и Иоанна Крестителя. Евангелист Лука изображается с тельцом, потому что он начинает Евангелие с описания жертвоприношения в храме, совершаемого Захарией. А апостол Иоанн, как орел, возносится в горние сферы» [3] .

За второй версией последовала и третья, которой придерживались Ипполит Римский и Блаженный Августин: лев – Матфей, телец – Лука, человек – Марк, орел – Иоанн). Вот как ее аргументирует Блаженный Августин в книге «О согласии Евангелистов»:

«Поэтому мне кажется, что при объяснении значения четырех животных из Откровения в отношении к евангелистам, более правы были те, которые отнесли льва – Матфею, человека – Марку, тельца – Луке и орла – Иоанну, нежели те, которые приписали человека – Матфею, орла – Марку, льва – Иоанну. Действительно, последние искали основания в начальных словах книг, а не в целостном направлении мысли, которое одно и должно было исследоваться. Ведь гораздо естественнее, чтобы тот, кто изобразил преимущественно царственное лицо Христа, был обозначен львом. Поэтому и в Откровении вместе с царственным коленом упомянут лев, когда сказано: "Вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил. " (Отк. 5.5). У Матфея же повествуется, что и волхвы пришли с Востока для поклонения Царю, который был указан им звездой как уже рожденный; и сам Ирод страшится царственного Дитяти и, чтобы умертвить Его, убивает всех младенцев (Мф. 2.1–18).

А что тельцом обозначен был Лука, ввиду величайшей жертвы Первосвященника, в этом никто не сомневался, ибо повествователь начинает свою речь с первосвященника Захарии; там же напоминается о родстве Марии и Елизаветы; там же повествуется об исполнении над младенцем Христом первого священнодействия. И еще можно привести немало примеров того, что Лука обращает внимание прежде всего на то, что связано со священничеством. Таким образом Марк, не имевший в виду повествовать ни о царственном роде, ни о священническом родстве и служении, и тем не менее оказывающийся занятым тем, что Христос совершал как человек, из четырех вышеназванных образов, по-видимому, мог быть обозначен только образом человека. Но эти три: человек, лев и телец, живут на земле, и именно три названные евангелиста заняты преимущественно тем, что Христос совершал во плоти и теми заповедями, которые Он преподал носящим плоть для благочестивого провождения смертной жизни. Иоанн же парит, как орел, над мраком человеческой немощи и созерцает свет неизменной истины острейшими и сильнейшими своими очами». (Глава VI; 9.)

Логика Блаженного Августина, полемизирующего с неназванным им прямо Иринеем, целиком построена на индивидуальных ассоциациях, а потому не безупречна. (На том же основании можно приписать Матфею символ человека, как это делал отец Александр Мень). Однако нас сейчас интересует не богословский спор, а русская история этого вопроса.

Полагаю, авторство второй и третьей версий тетраморфа вряд ли когда-либо будет установлено: перед нами не иные системы, а, скорее, плод двух сделанных последовательно правок (или даже ошибок), ведь вторая версия восходит к первой (инверсия двух строк; см. таблицу), а третья – ко второй (к первоначальной инверсии добавилась еще одна).

Источник:

chernov-trezin.narod.ru

Эта тема родилась из вопроса читателя нашей рубрики и звучал он так: «Есть четверо евангелистов. У каждого из них свое изображение, причем обязательно с какими-то природными знаками. Матфей изображен в виде ангела, Марк — это лев, Лука — крылатый бык, а Иоанн — орел. Объясните, почему именно эти символы? Откуда они взялись и что конкретно обозначают?»

Вопрос этот показался нам настолько интересным и объемным, что мы решили сделать его главной темой этого номера. Вместе с пресс-секретарем Блаженнейшего митрополита Онуфрия архимандритом Пафнутием мы вооружились Священным Писанием, книгами о Жизни святых апостолов, чтобы разобраться в символизме изображения икон Матфея, Марка, Луки и Иоанна.

ЛЕВ: АПОСТОЛ МАРК

«О крылатом мифическом существе, олицетворяющем разные качества восприятия человеком Божества, известно еще из Ветхого Завета, — говорит архимандрит Пафнутий. — В видении пророка Иезекииля находим свидетельство о существе с четырьмя лицами — человека, льва, быка и орла. В более позднем Откровении Иоанна Богослова высшее существо уже представлено в образе отдельных четырех апокалиптических существ, которые стали символами древней иконографической традиции. Они раскрывают четыре стороны искупительного подвига и учения Иисуса Христа в изложении евангелистов — мессианское посланничество, любовь Господа к человеку, могущество и достоинство Христа и Его искупительную жертву. Чаще всего в росписи православного храма они помещаются по четырем сторонам на так называемых «парусах», поддерживающих купол, внутри которого обычно – Господь Вседержитель. Также образы четырех евангелистов с четырьмя «животными» Апокалипсиса, по традиции, находятся на Царских вратах вместе с образом Благовещения.

Читайте также:  Сексуальная астрология: 12 зодиакальных секс-поз

Евангелист Марк по преданиям был юношей, который следовал за Христом в ночь, когда его предали и оставили даже ученики (кроме Иоанна). Его же позднее апостол Петр называл своим духовным сыном. На иконах Марк символизируется со львом, что показывает могущество и царственное достоинство Христа.

Евангелие от Марка — вторая по времени написания и месту книга Нового Завета. В своем Евангелии Марк не столько излагает учение Христа, сколько изображает чудесные божественные Его действия, ясно доказывающие в Нем Владыку всех тварей, видимых и невидимых, всемогущего Бога, что особенно убедительно для язычников. Повествование евангельское Марк начинает рассказом о явлении Иоанна Крестителя, который своей проповедью огласил пустыню иудейскую, был «гласом вопиющего в пустыне» и уподобился льву, живущему и рыскающему в пустыне. Поэтому на иконах святой евангелист Марк изображается вместе со львом.

Святой Марк. Как рыкающий лев в пустыне.

АНГЕЛ: МЫТАРЬ МАТФЕЙ

Как пояснил «Сегодня» архимандрит Пафнутий, на иконах евангелиста Матфея изображают Ангела, как символ мессианского посланничества в мир Сына Божия.

Во времена пришествия Христа Иудея была римской провинцией и облагала податью все завоеванные области. Подать эту собирали мытари, которых римляне выбирали исключительно из местных жителей. За всеобщее презрение мытарь получал «преференции» от римлян — им позволялось всякое злоупотребление и притеснение ради наживы.

Так вот Матфей был мытарем Копернаума по прозванию Левий. Это был человек не бедный, но и не дурной, как представляли его фарисеи. Когда Иисус вышел из Копернаума к морю, он проходил мимо мытницы — места для сбора пошлин. Глаза Господа остановились на мытаре, сидящем за таким непривлекательным делом. «Иди за Мной!», — сказал он вдруг мытарю. И Матфей встал и пошел. Он и раньше стремился ко Христу, а теперь всем сердцем внял Его словам.

Евангелие от Матфея — первая по времени книга Нового Завета. Главное намерение этой книги — раскрыть, что Иисус, которого иудеи называли сыном плотника и распяли на кресте, есть истинный Мессия, обещанный Богом и предвозвещенный пророками в Ветхом Завете Спаситель. Поэтому Матфей начинает Евангелие родословием Мессии, как сына Давидова и Авраамова, благовествует о воплощении и человечестве Иисуса Христа. Эта отличительная особенность Евангелия от Матфея и выражается на его иконах, где он изображен вместе с ангелоподобным человеком.

Свое евангелие Матфей написал на еврейском, на котором тогда говорили палестинские иудеи. Все остальные книги евангелистов были написаны на греческом, которым говорили всюду. Вскоре Евангелие от Матфея было переведено на греческий, тогда как еврейский подлинник этой книги утрачен.

Святой Матфей. С ангелоподобным человеком.

ОРЕЛ: ВЫСОТА ИОАННА

Каждое слово от Иоанна есть таинство. Изображение святого Иоанна с орлом символизирует высокое парение мысли, за высоту которой евангелиста называют Богословом, Тайновидцем и Тайнозрителем. Ведь именно ему Господь доверил написать одно из самых сакральных мест Священного Писания — «Апокалипсис» («откровение») об отдаленной судьбе Церкви Христовой.

Евангелие от Иоанна написано по просьбе верующих, которые очень переживали, что за распространившимися ересями и лжеучениями потомки утратят Истину. Верующие просили Иоанна изложить письменно то, что он видел и слышал от Христа. Иоанн наложил на христиан пост, а сам удалился с учеником Прохором на гору, где провел три дня в посте и молитве. На четвертый день, когда грянул гром и заблистала молния, Иоанн стал диктовать ученику начало евангелия: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога». Иоанн описывает опущенные другими евангелистами чудеса благости Христа, Его милосердия к грешникам, снисхождения к нашим слабостям. «Сын грома», как некогда назвал св. Иоанна сам Христос, в своей книге поражает громами все ереси и лжеучения, процветавшие во время его жизни. Ревность к славе Божьей и любовь к ближним побудила апостола написать еще и «Первое послание», которое является руководством к христианской жизни. Учение, предлагаемое св. Иоанном в этом послании — учение любви.

Святой Иоанн. Высота, покорная лишь орлам.

ТЕЛЕЦ: ЛУКА ПИСАЛ О ЖЕРТВЕ ХРИСТА

«Евангелиста Луку изображают с тельцом (быком), подчеркивая жертвенное, искупительное служение Спасителя», — поясняет нам архимандрит Пафнутий. — Лука — один из 70 апостолов Господних. Свое Евангелие он начинает повествованием о служении отца Предтечи, святого Захарии, бывшего одним из ветхозаветных священников, которые обязаны были приносить в жертву Богу между прочими приношениями и тельцов. Также святой евангелист изображается на иконах с тельцом, так как он больше всех писал о Христе, как о жертве за грехи народа. Также святой Лука написал книгу Деяний святых апостолов, в которой подробно изобразил сошествие Святого Духа на апостолов (чему сам был свидетелем), их деяний и чудес, распространение Евангелия и устройство первой Церкви Христовой на земле. В особенности подробно описал жизнь и деяния апостола Петра, у которого был любимым учеником.

Лука прекрасно знал греческий и египетский языки, был врачом и философом. Наиболее известен Лука в евангельской притче о том, как в день Воскресения вместе с другим христовым учеником Клеопой шел в селение Эммаус, скорбя о гибели своего Учителя, когда к ним подошел воскресший Господь, но не был ими узнан. Лука и Клеопа рассказали своему спутнику о смерти Христовой, на что выслушали Его проповедь, все еще не узнав Иисуса. Прозрение пришло только к вечеру во время трапезы. Когда Христос преломил хлеб, благословил и подал им, лицо Луки тут же залилось слезами. Вернувшись из Эммауса в Иерусалим, Лука и Клеопа рассказали остальным 11 ученикам о явлении им воскресшего Христа. Во время этого рассказа перед учениками и явился воскресший Христос.

Предание говорит, что Лука написал первую в мире икону — образ младенца Господа Иисуса Христа, а после — еще две иконы Пресвятой Богородицы и образы первоверховных апостолов Петра и Павла. Со святого Луки началось иконописание в мире.

Источник:

cross-media.org.ua

Ссылка на основную публикацию